Эректильная функция как зеркало успешности мужчины

Кульчавеня Екатерина Валерьевна – доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник, руководитель отдела урологии ФГБУ Новосибирский НИИ туберкулеза, член президиума РОУ, ассоциативный член board of ESIU Европейской ассоциации урологов, член Европейского общества сексуальной медицины.

Во всех работах, посвященных сексуальной дисфункции мужчин, исследователи ссылаются на данные Массачусетского университета. Ни в коей мере не умаляя значения этой поистине эпохальной работы, мы, тем не менее, полагаем, что экстраполяция данных, полученных в результате наблюдения за американцами, не всегда правомочна в отношении жителей России, особенно сибиряков. Особенности климата, менталитета, уровень жизни, местные обычаи, безусловно, накладывают отпечаток на сексуальную функцию жителей Сибири и Дальнего Востока.

С целью получения базового представления о состоянии сексуального статуса мужского населения Сибири и Дальнего Востока было запланировано исследование СЕЗАН – СЕксуального Здоровья АНализ. Мы провели анкетирование в Новосибирской, Амурской обласях, Алтайском крае. Всего опрошено 1280 мужчин сплошной выборкой. Возрастные границы – от 20 до 64 лет, средний возраст – 36 лет. 93% постоянно проживали в Сибири или на Дальнем Востоке, а 7% были приезжие.

Практически здоровы были 23% респондентов, у остальных отмечены те или иные хронические заболевания. Наиболее часто встречались хронический простатит (18%), гипертоническая болезнь (17%), заболевания желудочно-кишечного тракта (9%), мочекаменная болезнь (9%).

Высшее образование имели 53% опрошенных, а 26% – среднее специальное. Вместе с тем 2% даже не закончили школу. В профессиональной структуре 1/3 приходилась на рабочих (34%), военнослужащих было 15%, служащих – 13%, руководителей среднего и высшего звена соответственно 23 и 4%. Сообразно образованию распределился и уровень доходов: очень высоким и высоким он был у 1 и 4%, выше среднего – у 17%, средним – у 51% респондентов. 27% мужчин сочли свой доход низким.

В отдельной квартире проживали 7% холостых мужчин, 13% – с родителями, а 80% – со своей семьей.

Половую жизнь 3% мальчиков начали в 14 лет; самый поздний дебют отмечен в 24 года (1% респондентов). Пики половой активности приходятся на 16 и 18 лет; в 19 – закономерный спад, обусловленный службой в армии.

Выяснилось, что сибиряки в основе своей склонны к моногамии: 81% опрошенных имеют только одну постоянную партнершу, 10% – 2; 3% – 3 и 2% мужчин живут в постоянной связи более чем с тремя женщинами.

Вместе с тем 4% респондентов вообще не имели постоянной половой партнерши. 9% на момент опроса в браке не состояли, 72% были женаты в первый раз, у 15% был второй брак, у остальных 4% – третий и более.

Внебрачные связи допускали 60% мужчин, причем только 17% всегда использовали при этом презерватив, 48% делали это иногда, а 35% никогда не практиковали защищенный секс.

Самооценка эрекции оказалась невысока. Только каждый третий мужчина (33%) расценивал свою эрекцию как «отличную» по пятибалльной шкале, 27% считали, что у них эрекция «хорошая», 20% оценили ее на три балла, 13% – на два и 7% – на единицу. Учитывая достаточно молодой возраст опрошенных, такие низкие цифры удручают.

Мы выявили интересную закономерность. Оказывается, структура качества эрекции полностью соответствует таковой по половой функции и по успешности в целом, т.е. оценка жизненного успеха полностью совпадает с оценкой сексуальной потенции: 33% мужчин расценили на «пять» и свою эрекцию, и половую функцию, и успешность, а 7% мужчин сочли и общую успешность в жизни, и свою потенцию лишь «на единицу» (рис. 1).


Рис. 1.

Однажды руководитель крупного банка, поручая нам провести диспансеризацию сотрудников, попросил предоставить ему список «импотентов». На вопрос, зачем ему эта информация, чистосердечно ответил: «А я их уволю! Если человек никакой в сексе – он никакой и в бизнесе». Как ни странно, результаты нашего исследования подтвердили этот тезис.

Почти половина (43%) мужчин регулировала рождаемость в семье при помощи презерватива, 2% практиковали физиологический метод, а 39% вообще не думали о контрацепции. Впрочем, это отнюдь не означает, что в их семье не применялись противозачаточные средства – может быть, они просто не знали об этом. Зато 16% оставшихся мужчин отлично были осведомлены, чем пользуются их жены – внутриматочными средствами (ВМС) или гормональными контрацептивами (рис. 2).


Рис. 2.

84% мужчин убеждены, что алкоголь они принимают редко. В нашей анкете не было конкретного временного промежутка, характеризующего понятие «редко», поэтому ответ на данный вопрос наиболее, пожалуй, субъективен. Кому-то редко раз в неделю, а кому-то – раз в месяц. 7% признались в злоупотреблении алкоголем, зато 9% отрицали прием крепких напитков вообще (рис. 3).


Рис. 3.


К сожалению, только 29% мужчин оказались вне стана курильщиков, остальные курили – от «иногда» (29%) до «более пачки в день» (16%).
Регулярно посещали спортзал или бассейн 42% мужчин, 4% – делали это от случая к случаю, а 54% спортом не занимались.

Мы также проследили корреляцию между отдельными признаками. Была установлена высокая прямая зависимость между степенью эрекций и общей успешностью. Случайные связи чаще отмечались у женатых мужчин, впрочем, у неженатых все связи неслучайные, так сказать, поисковые.

Удивительно, но удовлетворенность от половой жизни партнерши спортсменов испытывали в меньшей степени, чем подруги сибаритов, презирающих физкультуру. Вероятно, физическая нагрузка оказалась чрезмерно утомительной.

Совершенно очевидна высокая степень зависимости частоты внебрачных связей от жилищных условий. Понятно, что проживание совместно с многочисленными родственниками в тесной квартире не располагает к сексуальным утехам даже с собственной женой, не то что с подругой.

Очень интересной оказалась зависимость контрацепции от уровня доходов. Оказалось, что мужчины с высоким, а тем более с очень высоким благосостоянием уже могут себе позволить не предохраняться от нежелательной беременности, в таких семьях все беременности – желанные.

Максимальный уровень контрацепции в семьях со средним доходом – денег на контрацептивы уже хватает, а на детей – еще нет. Соответственно, невысока частота применения противозачаточных средств, которые не так уж и дешевы, в семьях с низкими доходами.
Убедительным нам показался факт, что наиболее склонны к внесупружеским связям люди с высшим образованием – а чем его уровень ниже, тем более добропорядочен семьянин (рис. 4).


Рис. 4.

У 52 мужчин из всей когорты опрошенных определен уровень общего тестостерона в плазме крови. Результаты оказались плачевны: у 1/2 – была выявлена андрогенная недостаточность, причем у 35% уровень тестостерона не достигал 8 нмоль/л. Считается, что в здоровой популяции мужчин средний уровень общего тестостерона в плазме держится в пределах нормальных величин (т.е. превышает 12 нмоль/л) до 40 лет, и лишь затем снижается со скоростью примерно 1% в год. По данным Массачусетского исследования старения, снижение секреции свободного тестостерона у мужчин происходит на 2,8%, а общего – на 1,6% ежегодно.

Таким образом, зарубежные исследователи полагают, что вторичный андрогенный дефицит может регистрироваться только после 40–50 лет. Однако И.И.Дедов и С.Ю.Калинченко обнаружили, что среди мужчин с вторичным гипогонадизмом 45% моложе 49 лет. Эти данные, равно как и наши результаты, свидетельствуют о том, что в России тестостероновая недостаточность наступает значительно раньше.

Мы привели сравнение по ряду параметров между мужчинами с нормальным уровнем тестостерона, в так называемой «серой зоне» – от 10 до 12 нмоль/л и мужчин с выраженной андрогенной недостаточностью.

Выяснилось, что гипогонадизм преобладал у молодых (до 30 лет). Группа с андрогенной недостаточностью в 2 раза чаще допускала случайные связи – возможно, с целью самоутверждения; но в 1,5–2 раза реже занималась спортом. В 5–7 раз чаще в группе с гипогонадизмом встречались курильщики и злоупотребляющие алкоголем, из чего следует ясный вывод, что вредные привычки пагубно влияют на выработку мужского полового гормона (рис. 5).



Рис. 5.

Успешных, состоявшихся мужчин среди лиц с андрогенодефицитом было в 2 раза меньше; хорошая и отличная половая функция также регистрировалась у них в 2 раза реже.

В настоящее время проблема эректильной дисфункции в большинстве случаев решаема. В качестве консервативной терапии наибольший опыт накоплен по применению силденафила. Эффективность и безопасность силденафила оценивались по 48 рандомизированным двойным слепым плецебо контролируемым исследованиям в параллельных группах, охватывающих 11 364 мужчины с эректильной дисфункцией. Показано, что во всех возрастных группах, включая лиц старше 75 лет, эффективность силденафила цитрата была высока, а частота побочных эффектов, среди которых преобладали головная боль и приливы, низка. Прием силденафила приводит к улучшению эректильной функции у больных разного возраста независимо от этиологии, тяжести и длительности течения эректильной дисфункции, поскольку этот препарат влияет как на артериальный, так и на венозный кровоток в половом члене.

Таким образом, в Сибири в целом состояние здоровья мужчин вполне удовлетворительное, однако проблема вторичного андрогенного дефицита имеет повышенную актуальность.

Заключение. В целом состояние здоровья мужчин в Сибири и на Дальнем Востоке удовлетворительное, однако велика частота вторичного гипогонадизма. Сексуальная дисфункция отражает снижение общей успешности индивидуума, поэтому восстановление потенции важно не только для полового здоровья пациента, но и для его уровня жизни в целом. В консервативном лечении больных эректильной дисфункцией наибольший опыт накоплен в применении силденафила.

ВНИМАНИЕ!

Вся информация, размещенная в данном разделе сайта, предназначена исключительно для специалистов в сфере здравоохранения.

Для ознакомления с информацией, подтвердите, пожалуйста, что Вы являетесь медицинским или фармацевтическим работником.